Про Ивета

Ответить
Сообщение
Автор
Karabas
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 14 июл 2019, 05:29

Про Ивета

#1 Сообщение Karabas » 15 июл 2019, 11:30

Прочитал статейку.
https://detaly.co.il/liberman-ispytanie-ldom/
Сначала подумал даже, что не заказная.....
Но каков стиль!
Исподволь, округлыми фразами - это нечто.
Цветом буду отмечать те моменты, где автор ведёт читателя к требуемой мысли.

Изображение

Либерман: испытание льдом

В ранние утренние часы рав Хаим Занвиль Абрамович выходил из своего дома в молдавском городке Рыбница и бегом направлялся на берег скованного льдом Днестра. Скинув с себя одежду, он бросался в прорубь, чтобы омовением ледяной водой очистить душу. Молодые девушки из местной хасидской общины, зная, на какие испытания идет он ради сохранения чистоты своей души, расстилали на берегу чистые простыни - чтобы уважаемый рав, выйдя из воды, мог в них завернуться.

Рыбницкий раввин благословлял девушек, желая каждой из них того, о чем она мечтала. Одну из них звали Фира Гитник, и была она родом из города Кишинева, что недалеко от Рыбницы. Фира просила о достойном муже, и рабби обещал ей, что так и будет. Тогда Фира сказала, что мечтает о сыне, и раввин из Рыбницы дал и на это благословение. Более того, ему даже выпала честь во время обрезания держать младенца в руках.

Накануне бар-мицвы мальчугана – его звали Ивет – Фира попросила раввина об особом благословении для своего сына. Рыбницкий раввин был немногословен, и, закрыв глаза, изрек: «Он преуспеет в жизни. Он станет большим человеком».

По сей день, уже став большим человек, помнит Авигдор Либерман свои встречи с рыбницким раввином. В интервью местным СМИ Ивет порой рассказывает, как скучает он по замечательному раввину, который оказал столь большое влияние на него самого и на его семью в ту пору, когда они жили под властью коммунистического режима.

«Рыбницкого рабби власти не трогали, - говорил Либерман. – Даже они относились к нему с большим почтением». А рабби посмеивался над тем, что говорили у него за спиной, и повторял: «Я пробил лед, что со мной можно сделать?»

Задолго то того, как упал железный занавес, семья Либермана переехала в Израиль, а рабби перебрался в Штаты и продолжал жить, как прежде, только что больше не принимал ледяные ванны. Либерману, впитавшему идиш с молоком матери – это был язык, на котором они говорили дома – был близок мир религиозных ортодоксов, и до недавнего времени он был принят в их кругу, как родной.

Есть вещи, которые понимают только евреи, выросшие в галуте, и Либерман увидел в ортодоксах своих союзников. Его союз с Арье Дери был абсолютно естественным. Оба они из семей репатриантов, оба представляют граждан, причисляемых ко "второму сорту". Они заключили братский союз и научились сосуществовать друг с другом.

Это партнерство знало немало взлетов и падений, но лишь сторонний наблюдатель мог подумать, будто между друзьями случилась размолвка. После того, как Либерман создал партию НДИ, он не раз обращался к вопросу взаимоотношений религии и государства - но, как правило, в том, что касалось репатриантов из СНГ, ведущих по большей части светский образ жизни, у некоторых из которых порой возникали неприятные трения с религиозным истеблишментом.

Дери это нисколько не пугало - ведь он прекрасно знал Либермана. У того все ограничивается разговорами. Опыт политической жизни доказал правоту этого мнения. В прессе он нападал на религиозных, а потом бежал договариваться с ними. Долгие годы глава партии НДИ гордился лозунгом: «У Либермана слово – это слово». Ортодоксы поняли его правильно: слово у Либермана – это всего лишь слово.

Так и повелось у Либермана и его партнеров-ортодоксов. Совсем недавно они заключили сделку по продвижению близкого к Либерману человека, Моше Лиона, на пост мэра Иерусалима. Дери ради Либермана из кожи вон лез, но последний делает меньше, чем от него ожидается. Ортодоксы всем сердцем верили, что в вопросе о поправке к закону о призыве в армию Либерман правил игры не нарушит, а он – нарушил! Вскоре после того, как Лион занял пост мэра Иерусалима, Либерман неожиданно подал в отставку из правительства и повел Нетаниягу на выборы. После выборов он не вступил в коалицию, вынудил Нетаниягу распустить Кнессет и вновь отправиться на выборы.

Быть может, в ту первую кошмарную ночь, когда 21-й Кнессет, уже приведенный к присяге, принял решение о самороспуске, Дери был ненадолго удивлен. Впервые Либерман не только говорил, но и делал. Но те, кто по-настоящему глубоко знают Ивета, убеждены: речь не идет о неразрешимой проблеме. Да, перед нами ледяной заслон. Но мы его еще разобьем…

Дов Гринбойм, «Либерал», М.Р. К.В. Оливье Фитуси
Ну и немного про авторов :

Дов Гринбойм (Авраам-Дов Гринбойм) - среди авторов на сайте не упомянут, но пишет регулярно и всё про ортодоксов.
С такими подробностями.... Что или он там мприсутствовал или половину выдумал.
Ну сами посудите. Как в начале статьи рассказывается о детстве Ивета и его переживаниях.
Автор проник в детскую душу - удивительная проницательность....или фантазия.
Или вот :
https://detaly.co.il/kogo-predpochtut-i ... -ortodoksy
Тедди Коллек, мэр Иерусалима, сидел напротив главы местных гурских хасидов и пытался завоевать его сердце: “Я пришел к вам по очень важному делу, - начал он монотонно. - Думаю, что за последние годы наш город стал более религиозным, все больше иерусалимцев соблюдает субботу и традиции”.

Это было в 1978 году, после того, как Колек был в четвертый раз избран мэром большинством голосов. Коллек приехал в скромный домик на улице Алефандри, чтобы встретиться с лидером центральной фракции, раввином Симхой Бунимом Альтером, адмором гурских хасидов, и попытаться убедить его войти в коалицию.

Ребе прекрасно понял, что сказал Коллек, и, особенно, то чего он не сказал: “Ты пришел ко мне из-за стадиона, - сказал он. - Я считаю, что его строить не нужно. Сейчас все нормально, пока тут никто не играет”. В те дни ультраортодоксы выступали против строительства стадиона, который должен был полностью изменить характер столицы.


Некто под кличками «Либерал», "М.Р." и "К.В." - частые соавторы предыдущего автора.
Оливье Фитуси - фотограф.

Andrey
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 11 июл 2019, 21:55

Re: Про Ивета

#2 Сообщение Andrey » 21 июл 2019, 07:58

Боаз Аэцни: настоящее лицо Либермана
«Все разговоры о распространении суверенитета на Иудею и Самарию, строительстве там – это безответственно» – это настоящий Либерман»

Кто Вы, Авигдор Либерман? Ультраправый, враждебный арабам, человек слова (у которого «слово – это слово»)?

Чего стоит его высказывание, сделанное в феврале 2016 года? «Я говорю вам – и вы можете поймать потом меня на слове... Если я стану министром обороны, я предоставлю Исмаилю Хание 48 часов: или ты возвращаешь похищенных или ты мертв», - сказал он и через 2 месяца Либерман был назначен на этот пост. Но Хание все еще жив. Сюрприз? Вот еще несколько.

В 90-е годы Либерман заявлял, что правее его только стенка, но в 2000г. Эхуд Барак рассказывал, что «Либерман и его друзья предложили Арафату: «Подождите пока мы придем к власти – с нами вы заключите лучшую сделку». Тогдашний посол США Мартин Индик подтвердил в своей книге: «Либерман встретился со своим приятелем Мохаммадом Рашидом после победы Ариэля Шарона на выборах в 2001г. и предложил далеко идущие уступки».

В октябре 2001г. Либерман и Рехаваам Зеэви (Ганди) состояли в одной фракции. После того, как глава правительства Шарон неожиданно выступил в поддержку создания «палестинского государства» Ганди потребовал выхода фракции из правительства. На следующий день после отставки Ганди был убит, и еще до того, как его труп остыл, Либерман вернулся в правительство. Но для правого политика было проблемой идти на выборы, состоя в правительстве, поддерживающем создание «палестинского государства», поэтому Либерман вышел из правительства за полгода до следующих выборов. После выборов 2003 года он вернулся в правительство Шарона, и, чтобы прикрыть свое пребывание в правительстве «размежевания», сказал: «Нет сомнения, единство важнее, лучше поступиться территорией» (2004г.) Он оставался в правительстве, пока Шарон не вышвырнул его по своей инициативе».

В 2006г. Эхуд Ольмерт пришел к власти с планом «иткансут» (скукоживания) – размежевания с Иудеей и Самарией. Либерман хотел министерское кресло и заявил: «Я прагматичный правый, не фанатик». Шанс вступить в правительство появился в результате кризиса 2–й Ливанской войны, тогда Либерман присоединился к правительству Ольмерта и этим спас его. И там он делал зигзаги и сказал: «Я поддерживаю передачу оружия Абу-Мазену» (28.12.2006), но позже выдал обратное: «Уже доказано, что оружие и деньги, переводимые ООП, служат усилению террора, а не борьбе с ним» (22.06.2007) В 2008г. Ольмерт попал под следствие, выборы маячили на горизонте и тут то Либерман подал в отставку «по идеологическим причинам».

Перед выборами 2009г. Либерман вновь был справа: «Рецепт «дорожной карты» приведет только к новым конфликтам», - заявил он, а затем сказал: «Израиль имеет обязательства только перед планом «дорожной карты». Кстати, Ословское соглашение – это пикник по сравнению с «дорожной картой». В том же году указал председатель НДИ, что «решение двух государств не приведет к окончанию конфликта, а наоборот – приведет конфликт внутрь границ 1967 года», а спотом министр обороны сказал: «Я поддерживаю решение двух государств».

Заявления 2016 года: «Против террора нужна бескомпромиссная железная рука... Надо разрушать и дома террористов, которые не смогли совершить убийственный теракт... Надо начать использовать инструмент высылки в Газу... Прекратить перевод денег ПА, когда бушует террор». Вскоре после этого Либерман был назначен министром обороны, и не произошло изменения в политике борьбы с террором – в точности, как высказанное им осуждение солдат, джип которых был атакован. Будучи министром обороны, он не меняет политику борьбы с террором, а лишь горячится время от времени, чтобы сохранить правый имидж.

Либерман – друг австрийского миллиардера Мартина Шлаффа, который с Арафатом был совладельцем казино в Иерихоне, которого представлял еще один друг Шлаффа – адвокат Дов Вайсгласс – один из архитекторов Осло. Еще один друг Шлаффа – Хаим Рамон, который (как и Либерман: «Можно передать районы Иерусалима под контроль ПА») поддерживает раздел Иерусалима. Еще один приятель Шлаффа – Мохаммед Рашид – финансист Арафата, о котором Викиликс опубликовал, что он является кандидатом Либермана в наследники Абу-Мазена. Все это очень интересно.

На протяжении своей карьеры Либерман не оставил существенного положительного следа, итог его противоречивых шагов – полный ноль. Вред же он уже причинил, дав самый большой подарок израильским арабам (против которых он не перестает выступать на словах.) Вред этот: повышение избирательного барьера по инициативе Либермана, что привело к объединению арабских избирательных списков и добавило им 2 мандата, а также перекрыло дорогу правому списку Эли Ишая (не прошедшему избирательный барьер), лишив правых 3 мандатов. Такой результат продвигает его намерение установить границу по шоссе номер 6.

«Надо прекратить болтать. Все разговоры о распространении суверенитета на Иудею и Самарию, строительстве там – это безответственно. Мы должны понять наше место и ограниченность наших сил», – это настоящий Либерман, оппортунист, склоняющийся влево, прикрывающий это пустыми грубыми выступлениями. В качестве министра обороны он идеальная фигура в руках главы правительства Биньямина Нетаниягу по ликвидации исторического шанса на заселение Иудеи и Самарии, которое предотвратило бы создание «палестинского государства».

статья опубликована в газете «Макор ришон»

Перевел Яков Халфин, МАОФ.

Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.

Ответить